О Навальном — со страхом

0
15

О Навальном — со страхом

Когда россиян спрашивают об оппозиционере № 1, в ответах отображается испуг людей, которые вдруг поняли, что речь идет о главном личном враге Путина.

Опубликован опрос об отношении сограждан к заключению Алексея Навального в колонию. «Левада-центр», занесенный властями в реестр иноагентов, сообщает, что 29% проинтервьюированных признали приговор несправедливым, а 48% — сочли правильным.

Заметное, хотя и далеко не подавляющее большинство из тех, кому меньше сорока лет, все же отказалось признать справедливость процесса над Навальным. Однако общий перевес «обвинителей» все равно внушителен. Хотя никто из них не сможет объяснить, какой моральный или материальный ущерб он понес от давних отношений братьев Навальных с компанией «Ив Роше». Не говоря о том, что и сама эта компания потерпевшей себя не считает.

Видимо, слегка смущенная результатами своей работы, опросная служба дополнительно сообщает, что зато 61% из тех, кто считает приговор несправедливым, высказываются за скорейшее освобождение узника. Но это ведь большинство среди меньшинства — всего 18% от общего числа опрошенных.

Означает ли это, что россияне в массе своей отторгают Навального и навальнистов, а половина сограждан ненавидят их настолько, что готовы восхититься самыми странными предлогами для расправы с ними?

Нет, не означает. До тех пор, пока люди не начинают задумываться о последствиях своих высказываний, про недоверие и неприязнь к Навальному сообщают меньшинство из них.

По недавнему опросу того же «Левада-центра», только треть из прямо или понаслышке знакомых с фильмом о геленджикском дворце (всего таковыми назвались 69% респондентов) заявили, что он лжив. А тех, кто сказал, что считает рассказанное в нем правдой или чем-то похожим на правду, оказалось в полтора раза больше.

Та же опросная служба осенью напрямую попросила россиян «обозначить свое отношение к Алексею Навальному». Невраждебные варианты ответов («с уважением», «с сочувствием», «нейтрально», «не могу сказать ничего плохого») выбрали 64% опрошенных, а варианты осуждающие («раздражение», «неприязнь», «не могу сказать ничего хорошего») — ровно вдвое меньше.

О том, что Навальный вовсе не входит в группу самых одиозных в глазах публики лиц, говорят и сведения ВЦИОМа, который просит собеседников по собственному выбору и без подсказок назвать политиков, которым они «не доверили бы решение важных государственных вопросов». В последние месяцы, в ответ на исступленное телевизионное шельмование, замеренный ВЦИОМом антирейтинг Навального подрос до 6-7%. Это не мало, но и не очень много для общеизвестной фигуры. По-настоящему одиозны у нас совсем другие персоны: Жириновский с антирейтингом 24%, Медведев (12-13%) и Зюганов (12%). Двое из них по крайней мере регулярно напоминают о себе. А вот об экс-премьере уже год как почти не слышно, однако неприязнь не ржавеет.

Из всего этого вроде бы вытекает, что поддакивать преследованиям Навального должны только специально обученные люди, процентная доля которых не так уж велика. Но опросы показывают совсем другое.

Относительное большинство, одобряющее посадку оппозиционера в колонию, выглядит даже и не таким уж многочисленным рядом с числом тех, кто не стал осуждать попытку его убить.

Многих в свое время впечатлила незначительность (30%) доли сообщивших «Левада-центру», что, по их мнению, за отравлением Навального скорее всего стоят «Путин, Кремль, правительство, действующая власть, Госдума, „Единая Россия“, российские спецслужбы, ФСБ».

Думаю, они смутились бы еще сильнее, если бы вникли в расклады более детально и обнаружили, что этого мнения придерживаются всего 8% опрошенных.

Ведь признавшихся опросной службе, что слыхали об отравлении Навального, оказалось 77%. Лишь 33% из числа этих слышавших согласились, что Навальный был отравлен намеренно. И только внутри совсем уже небольшой группы тех, кто признал намеренность отравления, были выявлены вышеупомянутые 30% винящих власть, 23% обвиняющих Запад или саму жертву и 47% вообще не знающих, по их словам, кто там виноват.

Надо ли усложнять объяснения? Почти все опрошенные об отравлении Навального (92%) просто ушли от ответа: либо отговорились незнанием, либо отказались выбрать версию, либо поспешно согласились с телевизором. На этом фоне соотношение осудивших и одобривших заключение его в колонию (29% к 48%) выглядит прямо дерзостью, хотя и оно отмечено той же печатью неискренности.

Принимать ли эти расклады всерьез? Думаю, всерьез надо принимать лишь страх, охвативший среднего россиянина. Он только недавно понял, что Владимир Путин и Алексей Навальный — личные враги и соперники.

А значит, отвечая на вопросы, прямо или косвенно касающиеся их обоих, приходится вставать на сторону одного из них. Большинство в таких ситуациях высказывается за того, кого считает более сильным на данный момент. Именно об этом говорят сейчас результаты любых «навальновских» опросов — и ни о чем другом.