В России готовятся ограничить выдачу потребкредитов

0
18

В России готовятся ограничить выдачу потребкредитов

ЦБ разрешат вводить лимиты для банков на выдачу необеспеченных займов, что может повлечь за собой рост процентных ставок.

По данным Центробанка, долговая нагрузка россиян достигла рекордного уровня за всю историю наблюдений — с 2012 года. Этот показатель отражает, какую долю своих доходов люди тратят на регулярные платежи по кредитам. На фоне пандемии этот показатель вырос до рекордных 11,7%, пишут СМИ со ссылкой на главу департамента финансовой стабильности ЦБ Елизавету Данилову.

Важно понимать, что 11,7% — это общий на всю страну показатель, почти как средняя температура по больнице. На деле же вырисовывается немного другая картина. Все больше заемщиков тратят на обслуживание своих долгов всю без остатка зарплату, а банки все равно продолжают выдавать им новые займы. Так, по данным ЦБ, в IV квартале прошлого года 6% всех кредитов банки выдали заемщикам, которые уже тратят на ежемесячные выплаты 80% доходов, еще 5% — тем, чей уровень долговой нагрузки превысил 90%. Но больше всего пугают вот эти цифры: в III квартале прошлого года 18% всех кредитов банки выдали тем, кто тратит 100% своих доходов на выплаты по займам, а в IV квартале — уже 21%. То есть, финансовые организации только наращивают выдачу кредитов таким заемщикам, пишет РБК со ссылкой на Данилову.

На прошлой неделе в Госдуму внесли законопроект, который даст возможность ЦБ вводить количественные ограничения на выдачу необеспеченных займов. Документ не затронет ипотеку и автокредиты, только потребительские займы в банках и микрофинансовых организациях (МФО).

Как рассказал «Росбалту» один из авторов законопроекта, председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, суть документа заключается в том, что ЦБ сможет устанавливать количественные ограничения по отдельным видам кредитов для отдельных банков. «Законопроект коснется не только банков, но в первую очередь — микрофинансовых организаций», — отметил Аксаков.

По словам собеседника «Росбалта», проблема в том, что некоторые МФО и банки проводят крайне рискованную политику и дают займы уже имеющим кредит, а часто — несколько.

Определенные сдерживающие меры в Госдуме уже приняли. Например, выдавая кредиты людям с высоким коэффициентом долговой нагрузки, банки должны заложить под них повышенное резервирование. Однако, по словам Аксакова, эти меры не вполне работают. «Банки все равно выдают займы сильно закредитованным людям, просто под более высокий процент, и тем самым только увеличивают риски появления новых плохих кредитов. Чем выше процент, тем больше шансов, что человек не сможет кредит обслуживать», — отметил парламентарий.

При подготовке проекта закона авторы плотно взаимодействовали с ЦБ. «Схема реализации закона выглядит примерно так: если банк накопил 80% кредитов, по которым предельная долговая нагрузка заемщиков составляет больше 80%, то есть, их ежемесячные платежи по кредитам составляют 80% их доходов, тогда ЦБ для этого конкретного банка устанавливает ограничения. Например, выдавать необеспеченные кредиты в размере не больше 20% от общего портфеля — в квартал. Делается это прежде всего для того, чтобы банки и МФО не проводили такую агрессивную кредитную политику и не способствовали росту закредитованности людей», — пояснил Аксаков.

Какие именно количественные ограничения сможет применять ЦБ, в законопроекте не прописано. «Мы даем право регулятору, чтобы он, исходя из рисков для финансовой устойчивости банка и закредитованности населения, сам устанавливал ограничения. Странно прописывать конкретные цифры по ограничениям, поскольку ситуация в каждом банке может быть разная и требовать разного реагирования», — объяснил депутат. Из текста закона и пояснительной записки к нему следует, что конкретный перечень ограничений установит уже сам регулятор после принятия закона.

Не прописаны и критерии, по которым ЦБ будет выбирать банки, на которые накладывать ограничения. «Если понадобится, мы ко второму чтению эти вопросы уточним. Пока мы исходим из того, что достаточно будет этих мер, которые позволят ЦБ эффективно управлять ситуацией и останавливать горячие головы, которые проводят неоправданно агрессивную кредитную политику», — отметил Аксаков.

Между тем директор Банковского института ВШЭ, профессор Василий Солодков считает, что долговая нагрузка россиян растет по объективным причинам. В пандемию у людей упали доходы и выросла потребность в заемных деньгах, но движение в сторону роста закредитованности началось еще раньше. «Во времена до покорения Крыма пенсии были, условно, 12 тысяч рублей или 300 долларов, а теперь все те же 12 тысяч рублей, но уже 150 долларов. При этом, уровень цен в магазинах изменился практически пропорционально курсу. И у людей возникает резонный вопрос: как на 150 долларов в месяц можно жить при условии, что цены на продукты и товары длительного пользования выросли соответственно валютному курсу. Чтобы сводить концы с концами и хоть что-то себе позволить, люди берут кредиты. Поскольку у нас доходы не растут, и людей сажают на карантин за их же счет, то в итоге выясняется, что кредиты возвращать нечем. Вот так мы и выходим на рекорд по уровню долговой нагрузки. ЦБ видит, что раскручивается инфляция, и повышает ключевую ставку. В результате подорожают кредиты, а, значит, возрастут и риски невозврата. Сейчас регулятор, видимо, хочет придумать, каким образом можно остановить кредитование, чтобы люди на эти 150 долларов крутились без кредитов», — отметил Солодков.

Основная идея законопроекта понятна: ограничить выдачу необеспеченных кредитов. Но нет ответа на вопрос — как именно? «В документе написано буквально следующее: Центробанк начнет регулировать выдачу беззалоговых кредитов, чтобы охладить рынок. Каким образом регулятор будет определять лимит кредитов на банк, от чего это зависит — не ясно. Будет ли он ограничивать кредиты по количеству или по объему — тоже. Нет и критериев, по которым регулятор будет выбирать банки, на которые накладывать ограничения. В проекте закона написано, что все детали будет определять нормативный документ ЦБ уже после того, как этот закон примут», — отметил эксперт.

По его словам, подход, который предлагает законопроект, далек от рыночного. «В рыночной экономике количество выдаваемых кредитов регулируется ставкой: чем выше ставка при прочих равных условиях, тем меньше берут кредитов. ЦБ может искусственно эту ставку поднять путем увеличения резервирования для необеспеченных кредитов и заемщиков с высокой долговой нагрузкой. Это рыночные методы. А есть карточные, когда мы говорим, что каждому банку может быть установлен определенный лимит на кредиты. То есть, мы уходим от экономического регулирования к физическому ограничению», — отметил собеседник агентства.

Самый очевидный эффект от принятия закона — рост процентной ставки, считает Солодков. «Если банку ограничили количество кредитов, которые он может выдать, а ему нужно платить зарплаты сотрудникам, из этой ситуации может быть только один выход — поднять ставку. Соответственно, кредиты станут дороже, и получить их сможет меньше заемщиков — потому что дорого и потому что количество ограничено. Кроме того, рост ставки — это потенциальная угроза того, что у нас вырастет процент невозврата. То есть мы получим обратный эффект: мера, направленная на то, чтобы сократить долю плохих кредитов, приведет к их росту», — опасается эксперт.