5 книг о моде, которые стоит прочитать

Полезное чтение.

1. Жюстин Пикарди — «Coco Chanel. Легенда и жизнь»

Британская журналистка Жюстин Пикарди пытается воссоздать полный образ Габирэль Шанель, следуя архивным данным. Так нам открывается образ настоящей Коко, «где смешано много всего: расчет гениальной business-woman и щедрость прирожденного филантропа, какая-то крестьянская скупость и потрясающая широта души, самодисциплина, почти монашеское самоотречение в стремлении к совершенству и красоте, которую она понимала очень по-своему, и, конечно, ее большие и маленькие тайны, которые она искусно прятала, скрывала и шифровала всю жизнь».

2. Мэри Блюм — «Balenciaga. Аристократ Высокой моды»

Первая книга про Кристобаля Баленсиагу на русском языке.
Книга основана навоспоминаниях тех, кто лично знал маэстро.
Наиболее правдивый и точный рассказ о жизни и творчестве великого кутюрье.
Известный на весь мир модельер, которого Кристиан Диор считал учителем всех дизайнеров в истории кутюра, был скрытным, совершенно не публичным человеком. Он так редко появлялся на публике, что современники даже не решались говорить точно о его внешности: то ли он был высокого роста, то ли среднего, то ли худощав, то ли нет, — а некоторые французские журналисты и вовсе сомневались в его существовании.
Автор книги Мэри Блюм провела огромную работу по поиску достоверных свидетельств тех, кто лично знал дизайнера. В итоге перед нами не только наиболее правдивый и точный рассказ о жизни Баленсиаги, но и яркий портрет эпохи, на которую пришелся расцвет творчества кутюрье.
Книга во многом основана на воспоминаниях женщины, знавшей Баленсиагу, возможно, лучше, чем кто бы то ни было, — Флоретт Шело. Она была первым сотрудником, которого он нанял, когда открыл салон в Париже. Флоретт была свидетелем впечатляющего успеха его первой коллекции и проработала с ним тридцать лет, вплоть до 1968 года, когда Баленсиага внезапно закрыл свой модный дом, не предупредив никого из персонала.

3. Дебора Болл — «Дом Versace. Невероятная история о гении, убийстве и возрождении»

Джанни Версаче оставил после себя не след в истории, а автостраду. Им восхищались, его презирали, боготворили и обвиняли во всех смертных грехах. А он бесстрашно выбрал для своего Дома самый зловещий мифологический символ — отрубленную голову Медузы Горгоны — и заставил всех ее обожать. Он создал семейный клан с сестрой и другом Донателлой, оставив ей в наследство великий бренд, запутанные финансы и преданных друзей. Жизнь этой семьи едва уложилась в биографический роман в триста двадцать страниц, больше похожий на захватывающий имперский детектив. Дебора Болл, в прошлом журналистка Wall Street Journal в Милане, проделала огромную работу, проинтервьюировала каждую модель, прикасавшуюся к Джанни, его семью, его любовников, и вообще всех, кто мог бы пролить хоть какой-то свет на загадку его личности и его смерти. И хотя картинок в ее книге меньше, чем хотелось бы, для понимания феномена дома Versace (как, впрочем, и всех остальных домов) читать ее необходимо. Хотя бы для понимания, как работает мода, из чего она возникает и как, даже без самого Джанни, его дело живет и продолжается.

4. Жани Саме — «Высокая мода»

Титулованная французская журналистка, колумнистка журнала Figaro, лично знакомая со всеми иконами мира высокой моды, то есть в буквальном смысле державшая свечу при том, как из Диора рождался Гальяно. Книга составлена из журнальных публикаций, привлекает легким стилем типично французской изящной словесности и невероятной нежностью по отношению к своим героям, среди которых: Ив-Сен Лоран, Пьер Карден, Джанни Версаче, Пьер Лагерфельд. Созданный ими мир описан в книге Саме как прекрасное прошлое, которому не суждено уже повториться сегодня, когда моду убили бизнесмены и китайцы.

5. Гийом Эрнер — «Жертвы моды?»

Необходимая для каждого, кто всерьез разбирается или хочет разбираться в моде, книга без картинок и разговоров, в мягкой обложке и не на самой лучшей бумаге, где, тем не менее, про моду объяснено все, что вы еще не поняли и никогда не поймете, если продолжите верить, что мода — это картинки в Cosmopolitan и Vogue. Французский социолог Гийом Эрнер написал книгу-эссе, в которой мода рассматривается как феномен, то есть история возникновения дома Диора, пусть и она тоже есть в книге, не так важна, как история аномальной популярности у определенного слоя молодых людей бренда Lacoste. Классически «жертвой моды» принято называть потребителя, которому фэшн-тенденции ближе родной мамы, но для Эрнера все наоборот: преклоняясь, как всякий француз, перед модой как искусством, он не может не сожалеть о том печальном состоянии, в котором она, став из искусства бизнесом, находится сейчас. «Подлинные fashion victims — не те, кого мы принимаем за таковых; по всей
вероятности, жертвы моды в первую очередь сами кутюрье».

Оценить статью:
Поделись с друзьями!

Наверх