«Без водки не разберешься…» Клим Ворошилов в кино, песнях и анекдотах

0
29

140 лет назад родился товарищ Ворошилов — человек, танк, дирижабль… Красный маршал. И просто легенда.

Родившийся в бедной сельской семье Климент Ворошилов вынужден был с 7 лет работать пастухом. Потом стал шахтером, слесарем. А дальше — революционная деятельность, ссылки, войны…

Так и не получив образования, кроме школьного, Ворошилов тем не менее дорос до должности наркома обороны СССР. Одним из первых получил звание маршала. Был отмечен золотыми звездами Героя Советского Союза (дважды) и Героя Социалистического Труда. Он подписывал «расстрельные» списки в 1930-е, но сам всякий раз умудрялся выходить сухим из воды. И стал рекордсменом по продолжительности пребывания в Политбюро (Президиуме) ЦК КПСС — почти 35 лет. Даром что в период перестройки многие его заслуги были нивелированы.

В советской литературе и искусстве красный маршал был одним из самых популярных героев. Больше него тиражировались, пожалуй, только образы Ленина и Сталина. Но если Ленина любя называли Ильичом, то Климента Ефремовича величали по-простому Климом.

Клим Ворошилов. 1911 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Изобразительное искусство

Особенно любили Ворошилова художники. В портретной живописи маршал представал народным героем, почти богатырем русским. Он призывал граждан страны следить за гигиеной, заниматься физкультурой. Быть готовыми к труду и обороне…

Александр Дейнека в 1931 году создал плакат «Построим мощный советский дирижабль „Клим Ворошилов“» (что интересно, дирижабль так и не был построен, а вот танк КВ с 1939 г. выпускался). Георгий Верейский сделал портрет маршала в виде литографии. Портретов Ворошилова, к слову, несть числа: и в кабинете, и на коне. А чаще — в военной форме с орденами и медалями, которых год от года становилось все больше.

Кузнецов написал совместный портрет Сталина, Ворошилова и Кирова на Беломорско-Балтийском канале. Френц через несколько лет после войны решил «вспомнить», как Иосиф Виссарионович и Климент Ефремович были на фронте. А Сварог (Корочкин) запечатлел Ворошилова не только на маневрах, но и в тире ЦДКА с Максимом Горьким. Говорят, такие встречи в самом деле происходили. Однажды писатель даже победил военного и политического деятеля, выбив на два очка больше. После этого они шутили: звание «горьковский стрелок» надо присуждать самым метким из «ворошиловских».

Изображали красного маршала и спортсменом, это ведь он привил советским людям любовь к спорту, придумал ежедневную зарядку по радио. Потом чествовал героев Олимпиады. А лыжи вообще на долгие годы стали в стране всеобщим увлечением. Считалось, что без умения бегать на лыжах войну не выиграть.

Полотно «К. Е. Ворошилов на лыжной прогулке» в лютом 1937-м создал любимый ученик Ильи Репина Исаак Бродский, более известный как автор масштабной ленинианы. По идиллическому характеру изображения кто-то его даже посмел сравнить с Брейгелем. К слову, пейзаж Бродский переписывал несколько раз. Тем не менее закончил работу он за три недели.

«К. Е. Ворошилов на лыжной прогулке». Исаак Бродский, 1937 год. Фото: репродукция

— Как-то, будучи в Москве, я поехал с художником В. Сварогом к своим друзьям на дачу, — вспоминал автор. — По дороге мы встретили Климента Ефремовича Ворошилова, который возвращался с лыжной прогулки. Эта встреча зародила во мне мысль написать картину. Я долго вынашивал эту тему, но потом, приступив к картине, быстро написал её. В образе наркома обороны мне хотелось передать здоровье, бодрость, жизнерадостность, свойственные всем бойцам нашей армии.

А вот известная работа Александра Герасимова «И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов в Кремле» (первоначально — «На страже мира») почти сразу получила народное название: «Два вождя после дождя». Ворошилов дружил с живописцем, даже покровительствовал ему. Сам Герасимов признавался: «Чтобы писать хорошо, нужно знать человека, чтобы он был у вас в зрительной памяти… К. Е. Ворошилова писал несколько раз с натуры».

Александр Герасимов, картина «И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов в Кремле». 1938 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Литература

Одно из самых ярких поэтических произведений, посвященных красному маршалу, — безусловно, «Письмо товарищу Ворошилову». Написал его сначала на идише («А брив дем хавер Ворошилов») Лев Квитко — еврейский поэт с трагической судьбой.

На русском стихотворение в переводе Самуила Маршака было опубликовано в феврале 1936 года в журнале «Мурзилка» (здесь — с сокращениями. — Авт.):

Климу Ворошилову письмо я написал:
Товарищ Ворошилов, народный комиссар!
…Товарищ Ворошилов, ты, верно, будешь рад,
Когда к тебе на службу придёт мой старший брат…
…Товарищ Ворошилов, ему ты доверяй:
Умрёт он, а не пустит врага в Советский край!
… Товарищ Ворошилов, а если на войне
Погибнет брат мой милый — пиши скорее мне!
…Товарищ Ворошилов, я быстро подрасту
И встану вместо брата с винтовкой на посту!

В том же году стихотворение стало песней.

Оригинальную характеристику дал маршалу писатель Рой Медведев в книге «Окружение Сталина»:

«Как политическая личность Климент Ефремович Ворошилов значительно уступал многим другим деятелям из окружения Сталина по своему влиянию, но столь же заметно превосходил их по своей легенде. Ворошилов не обладал умом, хитростью и деловыми качествами Микояна, у него не было организаторских способностей, активности и жестокости Кагановича, а также канцелярской работоспособности и „каменной задницы“ Молотова. Ворошилов не умел ориентироваться, подобно Маленкову, в хитросплетениях аппаратных интриг, ему недоставало огромной энергии Хрущева, он не обладал теоретическими знаниями и претензиями Жданова или Вознесенского, и даже как полководец Ворошилов больше понес поражений, чем одержал побед. Но, может быть, именно из-за отсутствия каких-либо выдающихся способностей он дольше других сохранил свое место в верхах партии и государства. И чем меньшими были реальные достижения Ворошилова как руководителя, тем больше различных легенд возникало вокруг его имени».

А вот так писал в 1933 г. эмигрантский писатель Роман Гуль («Красные маршалы: Ворошилов, Буденный, Блюхер, Котовский»):

«Древние ворота Кремля растворяются медленно. На горячем жеребце медленно, совершенно один, выезжает наркомвоен Ворошилов. <…> Кряжистый, с скуластым лицом крепко сидит на играющем коне бывший слесарь Клим Ворошилов.

<…>

А девять лет назад на эту же площадь выезжал Троцкий. Выезжал на автомобиле.

Троцкисты любят анекдот: „Когда из кремлевских ворот показывался Троцкий, все говорили: „Глядите, глядите, Троцкий, Троцкий!“ Теперь, когда из ворот выезжает Ворошилов, все говорят: „Глядите, глядите, какая лошадь, нет, как-к-кая лошадь!“

Но Троцкий в Турции, и Ворошилова едва ли выбьешь из седла анекдотом.

<…>

Близкий Сталину человек — Клементий Ефремович Ворошилов — русский, народный, низовой. И ладно скроен и крепко сшит. Ширококостный, прочный, волосы с проседью, грубоватое, открытое лицо в тяжелых морщинах. Он — силен. Глядит чуть свысока и подозрительно, украшенный четырьмя орденами Красного Знамени, бывший крановщик Луганского завода. Он умеет повелевать и хорошо знает, что такое большая государственная власть.

Если Сталин — это хитрость и талант макиавеллиевских комбинаций, то Ворошилов весь — безудержность и русская бесшабашность. Сотрудники Ворошилова, бывшие генералы и полковники, говорят: „Если Клементий Ефремович вспылит — ураган!“ И Ворошилов сам сознается, что „излишне горяч“. Но именно эта „горячность“ и выбросила рабочего самоучку на верх государственной лестницы, сделав военным министром. Кроме бунтарского темперамента у военного министра России нет ничего.

Простому уму Ворошилова чужды теории и схемы. Когда на заседании Наркомфина экономисты говорят о „контрольных цифрах“ и „динамическом коэффициенте“, Ворошилов только потряхивает крепкой головой и, усмехаясь в стриженные по-европейски усы, шепчет на ухо соседу:

— Ди-на-ми-чес-кий коэффициент! Вот пойми! Без водки не разберешься…»

Монументальное искусство

Главный памятник Ворошилову находится в Москве, на могиле у Кремлевской стены. По всей России наберется еще несколько скульптур — не только на улицах и площадях, но и, к примеру, в Центральном музее РККА: «И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов».

А вот с монументами на Украине, в местах, где родился и жил Климент Ефремович, беда. Прижизненный памятник маршалу работы Веры Мухиной, установленный в 1930-е, был снесен после переименования города в 1958-м. Горельеф на здании театра им. Горького в Днепре демонтирован. Как и скульптуры в Северодонецке и Лисичанске. Все это произошло после 2014 г.

Бюст и большой памятник сохранились только в Луганске. Но фигура Ворошилова на коне неоднократно подвергалась осквернению.

И только 12-метровому монументу «Республика» на площади Таксим в Стамбуле ничего не угрожает. Как поставили его в 1928 году, так и стоит. Здесь скульптуры турецких маршалов, простых жителей страны и Климента Ворошилова, попавшего в композицию по указанию Ататюрка. За политическую, военную и финансовую помощь, оказанную Советской Россией Турции.

Памятник на площади Таксим в Стамбуле. Фото: Commons.wikimedia.org

Песенное творчество

Не меньше художников любили красного маршала и песенники. Вот только несколько примеров:

«По дорогам знакомым за любимым наркомом
Мы коней боевых поведем».

(«Конармейская походная»)

«Нас с тобою, Ворошилов,
Жизнь походная сдружила».
(«Эшелонная (Песня о Ворошилове)»)

«В целом мире нигде нету силы такой,
Чтобы нашу страну сокрушила!
С нами Сталин родной, и железной рукой
Нас к победе ведет Ворошилов!»

(«Если завтра война»)

«Ведь с нами Ворошилов, первый красный офицер!
Сумеем кровь пролить за Эс-эс-эс-эр».

(«Марш Буденного»)

Владимир Высоцкий упоминал маршала:

«Как хорошо устроен белый свет!
Меня вчера отметили в приказе —
Освободили раньше на пять лет,
И подпись: „Ворошилов, Георгадзе“»

(«За хлеб и воду»)

В блатной среде после объявленной в 1953 г. Ворошиловым амнистии была популярна такая песня:

«Рано утром проснешься, на поверку построят,
Вызывают: „Васильев!“ — и выходишь вперед…
Это Клим Ворошилов и братишка Буденный
Даровали свободу — их так любит народ».

(«По тундре»)

Самая любопытная история произошла с «Маршем советских танкистов» Бориса Ласкина, написанным в 1938-м к фильму Ивана Пырьева «Трактористы». После ХХ съезда КПСС и развенчания культа личности Сталина картину отредактировали: портреты бывшего вождя заретушированы, кадры с ним вырезаны, название трактора «Сталинец» замазано. Слова песни

«Гремя огнём, сверкая блеском стали
Пойдут машины в яростный поход.
Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин,
И первый маршал в бой нас поведёт»

пришлось переписать. И с 1964 г. хрущевский вариант звучал так:

«Гремя огнём, сверкая блеском стали
Пойдут машины в яростный поход.
Когда суровый час войны настанет,
И нас в атаку Родина пошлёт».

Только в 2005-м на канале «Культура» можно было наконец увидеть восстановленный фильм и услышать оригинальный текст песни.

Кинематограф

Два десятка киноактеров примерили на себя китель «красного маршала», начиная с картины 1938 г. «Ленин в 1918 году» и заканчивая лентами «Сын отца народов» и «Сталин с нами» в 2013-м.

Ворошилова играли Алексей Грибов, Юрий Толубеев, Владимир Трошин, Евгений Жариков, Сергей Никоненко, Михаил Кононов, Александр Мохов и даже несколько иностранных артистов.

Но рекордсменом стал актер МХАТа Николай Боголюбов, перевоплощавшийся в Клима Ворошилова 6 раз и буквально слившийся с ним (схожесть была невероятной!). Причем впервые это случилось в 1938 году, в последний раз — в 1972-м, в легендарном «Освобождении».

За фильм братьев Васильевых «Оборона Царицына» (1942 г.) актер был удостоен Сталинской премии I степени. А всего их у него было шесть. Однако вовсе не по числу фильмов, где он сыграл «красного маршала». Четырежды он получал высочайшую награду за спектакли.

К сожалению, в 1958 году Боголюбов ушел из МХАТа, а в 1971-м закончил сниматься. Последние девять лет о нем мало кто слышал. Артист жил в одной квартире с женой, сыном, снохой и внуком и ушел всеми забытый. В отличие от Клима Ворошилова, который за год до смерти выпустил внушительный том мемуаров «Рассказы о жизни». Чтобы помнили…